Экономика

Зубаревич: Мы еще летим вниз, дна не нащупали — кризис будет долгим и жестким

Зубаревич: Мы еще летим вниз, дна не нащупали — кризис будет долгим и жестким

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Зубаревич: Мы еще летим вниз, дна не нащупали — кризис будет долгим и жестким

© Стоп-кадр видео

В марте и апреле российская экономика уже начала реагировать на западные санкции — в части отраслей приостановлено производство из-за нехватки комплектующих, другим приходится переориентироваться на восточные рынки сбыта. По ее словам, новый кризис будет не таким, какие россияне видели прежде. Об этом в интервью «Деловому кварталу» рассказала профессор кафедры экономической и социальной географии географического факультета МГУ Наталья Зубаревич.

«Какой мы сейчас получили кризис? Опять не такой, как два предыдущих. Кризис 2015 года — „упал и очень медленно отжался“: на восстановление ушло четыре года, а по доходам населения не „отжались“ до сих пор. Кризис пандемии — упал, три месяца подумал, а потом за счет эффекта базы вернулся: 2021 год мы закончили очень неплохо, ковидный спад был преодолен».

«Хочу подчеркнуть очень важную вещь: этот кризис совсем не от слова „отжался“. Мы еще летим, дна не нащупали. Кризис долгий, тяжелый, жесткий», — указала экономист.

Первый риск: уход компаний из России. Сейчас полноценно работают четыре автомобильных завода: УАЗ, ГАЗ, китайский Haval в Тульской области и на Дальнем Востоке СП «Соллерса» и Mazda. «КамАЗ» пыхтит, но у него большие проблемы с комплектующими. Количество ушедших торговых сетей зашкаливает, непродовольственный рынок очень сильно оголился, констатировала эксперт.

Санкционные запреты растут один за другим. Во второй половине года будет закрыт экспорт угля в Европу, закрыли экспорт древесины, под вопросом нефть. Санкции по поставкам транспортного, нефтегазового, энергетического оборудования и комплектующих, лесоперерабатывающего и целлюлозно-бумажного оборудования, химического машиностроения, напомнила Наталья Зубаревич.

«Третий риск — снижение спроса на Россию: российское экспортное сырье плохо покупают. За исключением цветной металлургии — там все нормально, дефицит и гигантские цены. Но есть и проблемы: Австралия ввела санкции на поставку глинозема и бокситов, а это 20% сырья „Русала“. И не работает Николаевский глиноземный завод — это еще 10%. Снижение спроса продаж танкерной нефти за март — порядка 20%. Как следствие, мы уже имеем проблемы с производством. Если сырье плохо покупают на экспорт, начнется беда с продажами мазута. Мазут входит в цепочку нефтепереработки, более половины его шло на экспорт. А раз так, как мы будем бензин производить? Это же непрерывное производство, в нефтепереработке все разделяется одновременно», — напомнила специалист.

«Что в итоге? Девальвацию вроде отыграли, но все понимают, что курс искусственный. Первая причина: бизнесу, в том числе уходящему иностранному, нельзя продать за рубли и купить валюту — запрет. Вторая — огромный приток экспортной выручки и сократившийся на 40% импорт. Инфляция — 17%, далее будем смотреть. Обеднение населения неизбежно. Именно сжатие платежеспособного спроса сейчас тормозит инфляцию — люди просто меньше покупают. Довольно скоро мы дождемся снижения предложения товаров — затык в контейнерных перевозках означает, что бизнес не пополнит складские запасы, которые они сейчас распродают», — отметила Зубаревич.

Источник

Альфа-Банк [CPS] RU

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть