Общество

В «Агоре» поведали, как ФСБ делает в Российской Федерации дела о детях — «колумбайнерах»

В «Агоре» поведали, как ФСБ делает в Российской Федерации дела о детях — «колумбайнерах»

После масштабного убийства в политехническом институте в Керчи, которое устроил четверокурсник Владислав Росляков, в Российской Федерации возникла серия уголовных дел о детях — «колумбайнерах». Нередко в них бытуют «агенты», склоняющ?? подростков к радикальным дискуссиям и непродуманным поступкам. Этот прием дозволяет работникам ФСБ собирать подтверждения их виновности, сказал глава правозащитной группы «Агора» Павел Чиков.

Наиль Фаттахов / Знак.ком

Как он сообщил, раз сотрудникам правоохранительных органов установлена цель предупреждать и пресекать шутинги в образовательных учреждениях, то ФСБ необходимо предоставлять отчеты про успехи. Оперативный интерес для чекистов представляют учащиеся, которые недовольны  учебным заведением, у кого есть конфликты с педагогами и ровесниками.

Потенциальные «колумбайнеры» — это дети от 14 до восемнадцать лет. Они попадают под прицел сотрудников правоохранительных органов, отслеживающ?? переписку в социальных сетях и анализируют веб-сайты в сети интернет, на которые дети заходят. Однако для доказанных фактов подготовки к насильным действиям обычного интереса к теме и наличия конфронтаций в школе недостаточно, подчеркивает Чиков. 

«С этой целью в игру вступает агент, который под видом „легендированного“ участника чата в социальные сети начинает равномерно склонять парней к больше радикальным дискуссиям. А потом следует предложение сходить в заброшенное здание. Там в один момент может оказаться пистолет, обрез либо бутылка с бензином. После чего „агент“ исчезает, а детишек задерживает силы спецназначения ФСБ», — сообщает он в собственном telegram-канале. 

А именно, в Красноярске был арестован и помещен в следственный изолятор 14-летний парень, которого вместе с товарищем винят в подготовке масштабного убийства и прохождения обучения с целью террористической деятельности. Чиков сообщает, что мужчины строили в «Майнкрафте» здание ФСБ и подрывали его, в чате с ними посиживал оперативный сотрудник ФСБ.

«Там же такая же судьба чуть ли не поняла Алену Прокудину, которая столкнулась с утренним обыском и намерением возбудить дело о шутинге только из-за дискуссий в чате с товарищами и съемками клипа в кинокружке на тему школьных разборок», — ведает Чиков.

СКР: деструктивный контент в Сети не оказывает влияние на подростковую преступность и самоубийства

В Волгограде по такому же делу обвинение в террористической деятельности предъявили 14-летнему ребенку, которому сейчас колют «регуляторы поведения».  В Саратове 2-ух учащихся школ 14 и пятнадцать лет обвинили в приготовлении к шутингу. «Подтверждением послужила подготовка презентации по проекту в школе на тему „Колумбайна“. Презентацию ученик делал вместе с матерью. Позже в чате во „ВКонтакте“ возникла неведомая женщина, разговоривш?? детишек на поход в заброшку, где случаем нашелся обрез ружья», — делится деталями глава «Агоры». 

Кроме того он приводит в пример Челябинск, где студента института кулинарии обвинили в приготовлении к массовому убийству из-за 1-го необычного поста в сети  «ВКонтакте». Дома у него обнаружили ножики, остальных доказанных фактов у следствия нет. 

Чиков высказывает мнение, что «детские дела» в российских судах должны слушать особые коллегии арбитров, которые прошли обучение работы с несовершеннолетними. Суд должен быть приспособленным. Однако Конституционный суд воспретил несовершеннолетним доступ к суду присяжных, посчитав, что их при подобном положении будут жалеть. При всем этом дела о террористической деятельности могут изучать лишь 4 окружных военных суда в государстве.

«Никто не разбирается в детской психологии, в конфликтах и причинах напряжения в школе. Сотрудник следственных органов изучает их чисто с той целью, чтоб обосновать мотив и приготовление к шутингу.  Обычное любопытство и ссора с одноклассниками могут вызвать совсем непредсказуемые результаты в виде обысков, задержаний, арестов, психиатрических экспертных исследований, военных судов и десятилетнего срока», — заключает общественник.

Конфликты в образовательных учреждениях вызывают самое большое внимание после ряда происшествий, когда учащиеся применяли орудие в стенках школ. Самый звучный случай случился в Республике Крым осенью 2018 года: четверокурсник Владислав Росляков пришел в Керченский политехнический институт, начал стрелять по людям, подорвал бомбу и совершил самоубийство. В итоге умер 21 человек, 73 пострадали. Поначалу Следственный комитет начал расследование о террористическом акте, но потом переквалифицировал на статью об убийстве 2-ух и поболее лиц.

Самой популярной схожей катастрофой является история школы «Колумбайн» в штате Колорадо в США. Двое учащихся старших классов напали на учащихся, уничтожили 12 детишек и 1-го преподавателя, ранили еще 23 человека. После чего нападавшие совершили самоубийство.

Источник


Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Каталог webplus.info
Каталог бизнес сайтов manyweb.ru - обмен линками
Закрыть
Закрыть