Политика

RussiaToday припомнили развитие событий про страшные условия в колонии, где посиживает Алексей Навальный

RussiaToday припомнили развитие событий про страшные условия в колонии, где посиживает Алексей Навальный

«Ад реальный, беспощадные условия»

ИК № 2 в Покрове, где посиживает Алексей Навальный, посетила съемочная бригада RT с Марией Бутиной, которая в США была осуждена как иноагент, а сейчас ведет программку «Красивая Российская Федерация бу-бу-бу». Она сообщила, что это «одна из наилучших колоний в Российской Федерации», при всем этом два года назад в сюжете RussiaToday рассказывалось про «ад и беспощадные условия» в ИК-2.

О визите в ИК-2 съемочной группы RussiaToday вместе с Бутиной ранее, 1 апреля, сказали сподвижники Алексея Навального. «[Бутина] орала, что это наилучшая и самая комфортная тюрьма. Алексей Навальный 15 минут отчитывал её перед строем заключенных, называя паразиткой и обслугой власти воров. После чего Бутина пошла записывать интервью с активными участниками, которые скажут, как все отлично. Лжи на один репортаж порезать смогут», — сообщается в telegram-канале политика.

Сама Мария Бутина сообщила, что Алексей Навальный заявил о начале голодовки в колонии для усиления санкционных мер и добавила: «В конце-концов, Леша — мужчина либо нет?! Нытье уже надоело. Он в одной из наилучших колоний в Российской Федерации посиживает».

Один из сидельцев этой колонии — националист Дмитрий Демушкин — припомнил, что два года назад тв-канал RT публиковал интервью с ним. Тогда он говорил, что ИК-2 в Покрове — это одна из наиболее твердых «бардовых» колоний, где всем управляют работники службы исполнения наказаний и группа подконтрольных им заключенных. «Вот публикация о данной самой наилучшей колонии RussiaToday два года назад. Любопытно, когда она стала самой наилучшей в Российской Федерации, с момента приезда в нее Алексея Навального?» — иронически увидел Демушкин, обсуждая последние действия.

Вот несколько цитат со слов Демушкина RussiaToday в 2019 году:

— «Были случаи, когда люди вскрывали шейку для себя либо наносили ранения какие-то, платили огромные средства, чтоб не попасть туда (в ИК-2 в Покрове). Все были в курсе, что в то время это был один из наиболее „твердых“ регионов в плане отбывания наказания. А колония в Покрове, куда я в конечном итоге попал, считается среди наиболее твердых в числе колоний общего режима».

— «Там были сверхмеры предосторожности. Я был прикован к специальному тросу. Он с машинки поначалу до вагона тянется, вы идете по нему. А позже продолжается уже в вагоне. Ну и по магистрале конвой, естественно, поиздевался от всего сердца».

— «Сходу с приемки меня закинули уже в барак усиленного режима (БУР). Там имеется сектор усиленного контроля А, у них в официальных документах он так и называется сокращенно — СУКА».

— «В первый раз осужденных там было не настолько не мало. Мой сосед по шконке отсидел двадцать шесть лет в то время, иной юноша — 19. Суть в том, что в Покров свозили людей, которые ранее отбывали огромные тюремные сроки на просторах СНГ. У них там могло быть по 6 судимостей, но если в Российской Федерации они наказание не отбывали, то все числились „первоходами“. Еще туда на воспитание свозили из остальных колоний сложных заключенных и всяких дезорганизаторов». 

— «Еще страшнее избиений режим содержания. Ты или стоишь по 6-8 часов в день, или сидишь с прямой спиной, ножки вместе, ручки на коленях, и нельзя ничего сделать. На хоть какое действие, к примеру, нос почесать захотелось, необходимо получать разрешение от активных участников, которые за всеми повсевременно смотрят. Говорить можно было лишь на прогулке по две минутки. Однако прогулок фактически не было, и иногда они продолжались минут 10. Потому разговаривать там в принципе не выходило. Если я о кое-чем разговаривал с активными участниками, то они позже непременно должны были записать разговор».

— «Вприбавок там было еще чрезвычайно холодно. Я в принципе столько холода не видел, несмотря на то, что в проруби погружался раз в год, и считаю себя человеком, закаленным довольно. Однако там нельзя согреться. В бараке у нас было +11 на указателе температуры, время от времени до +13 доходило. Однако нам не давали надевать теплые вещи. Мы спали в футболке и трусах, а одеяльце чрезвычайно тоненькое было, и сон преобразовывался в муку». 

— «У нас люди ездили на областную олимпиаду для заключенных — проводилась такая, и там были те, кто содержится на особенном режиме. Они рассказывали, что у нас в Покрове там ад реальный, беспощадные условия. Другими словами даже заключенные с особенного режима удивлялись, как у нас в ИК-2 все устроено».

2 февраля Симоновский суд города Москва выслал Алексея Навального в исправительное заведение, произведя замену ему условный срок на настоящий по делу «Yves Rocher». Политику предстоит провести в заключении приблизительно 2,5 года. 31 марта политический деятель заявил о начале голодовки. Причиной с этой целью стало то, что ему, невзирая на трудности со здоровьем, не приглашают доктора и не дают медицинские препараты. А также, Алексей Навальный подчеркнул, что «заместо мед поддержки у него пытка лишением сна».

Источник

32


Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Каталог webplus.info
Каталог бизнес сайтов manyweb.ru - обмен линками
Закрыть
Закрыть