Общество

Регламентированный экзорцизм. Как Русская православная церковь изгоняет бесов

Регламентированный экзорцизм. Как Русская православная церковь изгоняет бесов

Русская православная церковь анонсировала документ, регламентирующий практику изгнания бесов. Русская служба Би-би-си смогла с ним ознакомиться и поговорила с теологом, священником, религиоведом и экзорцистом о том, как православные изгоняют дьявола, что изменят новые правила и почему для РПЦ важна регламентация «отчитки».

Экзорцист Петр предлагает встретиться на кладбище после девяти вечера: до этого он занят на «выездной отчитке». Кладбищем он называет мемориально-парковый комплекс героев Первой мировой войны недалеко от московской станции метро «Сокол». До революции там действительно было Братское кладбище, почти полностью утраченное в советское время, сейчас это скорее небольшой благоустроенный парк со множеством памятников, в котором гуляют люди с детскими колясками и собаками.

Петр назначает встречу около обелиска героям Первой мировой — колонны с парящим бронзовым соколом и золотым глазом, вписанным в треугольник. «На масонский знак смотрите?» — спрашивает мужчина невысокого роста с длинной окладистой седой бородой. Прежде, чем начать разговаривать, Петр уточняет условия: никакого диктофона, никаких фотографий, отдельно просит выключить смартфон, который «транслирует радиацию».

Он неодобрительно отмечает «бесовскую» марку моего телефона и советует «никогда не иметь дела с айфонами». У мужчины в руках спортивная сумка — в ней, по его словам, все необходимое для «чина отчитки» и небольшой кнопочный телефон. Свою фамилию мужчина называть отказывается: «Раб Божий Петр, этого достаточно».

Несмотря на недоверие к технике, свои услуги Петр предлагает вполне современным способом: с помощью шаблонной «бизнес-странички» в интернете, которую ему сделал племянник.

Петр говорит, что имеет духовное образование, но не сан, долгие годы «нес послушание» в Оптиной пустыни, одном из самых известных и уважаемых российских православных монастырей и был и остается духовным чадом схиархимандрита Илии. 89-летний схиархимандрит Илия (Ноздрев) — духовник братии Оптиной пустыни и личный духовник патриарха Московского Кирилла.

На вопрос, как давно он виделся и разговаривал со схиархимандритом, Петр отвечает, что общается с ним «незримо». После этого неожиданно требует предъявить ему нательный крест и спрашивает, могу ли я прочитать «молитву Животворящему Кресту».

Петр говорит, что про новость про регламент практики экзорцизма он слышал, но ему это совершенно неинтересно. Он говорит, что «эти вопросы» не решаются на уровне Патриархии, это про «веру и духовную брань, а не регламенты и установления». «Видите, мне совсем нечего с вами обсуждать», — заключает он, резко разворачивается и уходит по аллее в сторону метро.

Еще один «православный экзорцист с 20-летним стажем по благословению схиархимандрита Мирона (Пепеляева)», предлагающий не только освобождение одержимых нечистыми духами, изгнание бесов из помещений, но и «решение проблем в бизнесе, судебных и административных делах», разговаривать отказывается, отметив, что «не любит политику».

Регламентирование всего на свете

В конце 2020 года председатель комиссии по вопросам богословия и богословского образования межсоборного присутствия РПЦ и глава отдела внешних церковных связей Русской православной церкви митрополит Волоколамский Иларион в прямом эфире федерального телеканала сказал, что верующим нельзя проводить обряд экзорцизма самостоятельно.

  • «Выпилили все двери». Приставы выселили обитателей Среднеуральского монастыря
  • «Останемся без детей и без дома». Что стало с общиной Виссариона после его ареста

Нельзя этот чин проводить и всем священникам — только тем, кто получил на это благословение своего архиерея. Отдельно митрополит подчеркнул, что не стоит «путать свойства психического заболевания с беснованием».

Экзорцизм в русской православной практике чаще всего называют «отчиткой» и определяют как особый церковный чин, в котором произносятся заклинательные молитвы «с целью изгнания из одержимого человека нечистой силы».

В других поместных православных церквях практика изгнания бесов практикуется, но не во всех: в Александрийском, Антиохийском патриархатах и Польской, Элладской Православных Церквах есть только «крещальный экзорцизм» (в любой православной Церкви — чтение молитвы об изгнании злых духов и отречении от дьявола). «Отчиток» же в понимании РПЦ, когда бесов изгоняют из взрослых людей, в этих Церквах не делают.

Про экзорцизм в Русской православной церкви редко говорят публично, нет единства и внутри священства, вопрос остается дискуссионным. В советское время по понятным причинам «отчитки» практически не производились — их просто некому было проводить.

В начале 1990-х «отчитки» стали весьма популярны и почти никак не контролировались священноначалием и вызывали у него раздражение. Монастыри или храмы, славившиеся «прозорливыми старцами» или «бесогонными батюшками» привлекали множество людей, но нередко подвергались «гонениям» от правящих архиереев.

В публичное поле это выходило крайне редко, например, когда экзорцистов запрещали в служении, как Сергия (Романова) или Иоанникия (Ефименко) — против них также возбуждены уголовные дела светскими властями.

Регламентированный экзорцизм. Как Русская православная церковь изгоняет бесов

Бывшего схиигумена Уральского монастыря Сергия доставили в Басманный суд Москвы

10 апреля 2021 года Иларион рассказал, что скоро ожидается выход документа, подробно регламентирующего практику экзорцизма. По его словам, над текстом работали около трех лет и до публикации он не будет говорить о его содержании. Русской службе Би-би-си удалось ознакомиться с проектом восьмистраничного регламента.

В документе нет четкого определения понятий «бесноватый» или «одержимый»: состояние одержимости бесами сравнивают с состоянием болезни, которую «попускает Господь».

Авторы документа говорят, что как во время болезни православные христиане причащаются и соборуются, так и во время «беснования» над ними должен совершаться чин отчитки. Большую часть регламента составляет обращение к историческим примерам времен Средневековья.

Несмотря на обещание подробно регламентировать практическую часть вопроса, авторы ограничились тремя конкретными рекомендациями: получать письменное разрешение от архиерея на чин отчитки, не брать за это «мзду», причем не только самим экзорцистам, но и их священноначалию, и отличать беснование от психического заболевания. Как именно стоит это делать священникам, не сообщается, зато отдельно подчеркивается «недопустимость совершения отчитки над людьми с девиантным поведением».

Из конкретных признаков беснования упоминается только «боязнь святыни» — то есть болезненная реакция на физическое соприкосновение с крестом, святой водой, мощами и так далее.

Авторы проекта также говорят о «недопустимости участия в чине экзорцизма людей с искаженными представлениями о духовной жизни, которые изображают ложное беснование», впрочем, по каким признакам можно отличить ложное беснование от настоящего, также не раскрывается.

Теолог Андрей Шишков, сам с 2015 до 2020 года работавший секретарем комиссии по вопросам богословия и богословского образования межсоборного присутствия, говорит, что причина появления этого документа — «тенденция к регламентированию всего на свете» в администрации Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

«Епископат хочет контролировать все эти практики, — объясняет он, — Долгие годы в России действуют разные харизматичные и часто неуправляемые духовники. К примеру, известна деятельность отлученного от Церкви Сергия (Романова), он проводил отчитки и после того, как епархия запретила совершать священнослужения,совершенно этого не скрывая. Вокруг этих духовников формируется мощное идейное комьюнити».

Шишков замечает, что в последнее время качество богословских документов «очень посредственное»: они готовятся не для того, чтобы помогать священникам в сложных ситуациях, а чтобы укреплять власть епископата над ними. Новые документы постоянно увеличивают число поводов, по которым можно наказать священнослужителя.

По словам Шишкова, один из последних трендов в РПЦ — «противостояние священников и психологов, тем более психиатров». Психологов и психиатров считают конкурентами, а от так называемых «православных психологов» требуется «определиться — ты больше православный или больше психолог».

В пример Шишков приводит конфликт вокруг кафедры пастырского душепопечения в Сретенской семинарии, на которой предполагался большой учебный психологический блок. На инициативу богослова протоиерея Павла Великанова обрушился шквал консервативной критики, в результате чего тот потерял должность проректора по науке Сретенской семинарии.

Поиск врага

Именно к протоиерею Павлу Великанову Русскую службу Би-би-си направили в отделе внешних связей РПЦ в ответ на просьбу прокомментировать положения документа.

Великанов говорит, что игнорировать достижения наук из области mental health «само по себе было бы безумием». Но документу, подготовленному комиссией, он особого значения не придает, считая, что «никакой регламент не поможет священнику «развести» область психических заболеваний, которые требуют другой поддержки и медикаментозной коррекции, область психологическую, требующую специальной терапии и область духовную, которая требует участия священника».

По мнению Великанова, все это должно стать предметом постоянных обсуждений на разных уровнях церковной жизни, начиная от учебных семинаров в вузах и заканчивая большими общецерковными конференциями.

Богослов подчеркивает, что само пристальное внимание к экзорцизму — очень важный маркер нестроений в обществе. «Из привычного для человека инфантильного сознания очень легко решить, что во всем виноваты злые духи, — говорит он. — Когда человек, к примеру, находится в ярости, мы можем сказать, что он беснуется, в душе у человека — Чернобыль, но вовсе не потому, что туда кто-то влез и кто-то в этом виноват. Человек, который действует по страсти, не особо отличается от демона как такового. Возникает вопрос: кого из кого выгонять-то будем?»

«Христианство при излишнем внимании к этой теме превращается в редуцированный шаманизм, — говорит священник. — Такие вещи крайне привлекательны, но по факту они разрушают христианскую веру, нивелируют ее до обычного магизма».

Он добавляет, что у людей, которые «хотят, чтобы христианство оставалось христианством», болезненный интерес к инфернальному вызывает понятное раздражение.

«Экзорцизм никогда не включался в фасад православия, — замечает в свою очередь религиовед Борис Кнорре. — Для людей, не настроенных на мистицизм, это вообще что-то невообразимое, повод для насмешек, издевок, кейсы есть совершенно жуткие».

Он приводит в пример многочисленные видеоролики, которые паломники снимают во время поездок на «отчитки». На первом же в поисковой выдаче видео протоиерей и настоятель Свято-Троицкого храма в Шахово в Орловской области Игорь Суханов бьет кадилом по голове неистово кричащую молодую женщину в платке, а потом рассказывает, как беснующиеся «порвали на нем три облачения».

В профиле священника во «ВКонтакте» написано, что он «официальный экзорцист Орловской Епархии и духовное чадо схиархимандрита Илии (Ноздрина)».

В Орловской епархии Русской службе Би-би-си ответили, что Суханов действительно «занимается этой деятельностью», но должности или звания экзорциста не существует. Тем не менее в епархии подтвердили, что благословение на чин отчитки правящего архиерея у Суханова есть.

Видео: Отчитка бесноватых в Орловщине. Постскриптум, «ТВЦ»

Кнорре удивляется, что такой документ не подготовили раньше — потому что эта практика становится все более популярной. По оценкам религиоведа, экзорцисты есть примерно в каждой второй епархии РПЦ.

При этом иерархи долгое время упоминали только о насельнике Свято-Троицкой Сергиевой лавры архимандрите Германе (Чеснокове). Он был единственным священником в России, которому Русская православная церковь официально разрешала проводить чин «исцеления одержимых нечистыми духами». Восьмого августа прошлого года архимандрит Герман скончался от последствий коронавирусной инфекции.

«Архимандрит Герман был человеком «старой гвардии», — говорит Кнорре, — он подчинялся наместнику Лавры, прислушивался к старшим монахам. Это скорее исключение, потому что большинство экзорцистов получают гигантское почитание со стороны верующих, что создает опасность появления самостоятельных анклавов. Они становятся настолько сильными, что могут пойти против политики РПЦ, что и произошло в случае Сергия Романова».

При этом он подчеркивает, что это практика, выгодная любой епархии финансово, поэтому архиереи стараются соблюдать баланс: сохранить популярного в народе священника, к которому ездят бесконечные автобусы паломников, жертвующих значительные средства, но при этом не дать экзорцистам слишком много независимости.

Регламентированный экзорцизм. Как Русская православная церковь изгоняет бесов

Освящение иконы Архангела Михаила в день 187-й годовщины образования ВАГШ. Слева направо: начальник ВАГШ генерал-полковник Владимир Зарудницкий и духовник патриарха Московского и всея Руси Кирилла схиархимандрит Илий

Религиовед отдельно подчеркивает влияние на силовиков: «Силовики настроены на то, что много врагов в окружающем мире, а экзорцисты ищут врагов в мире духовном. Им близко ощущение этого постоянного вражеского противостояния. Мистически настроенные люди стремятся найти и социально-политическое воплощение духовного противостояния. А силовики, если идут в церковь, начинают очень хорошо воспринимать идею о противостоянии в духовном мире».

Источник


Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Каталог webplus.info
Каталог бизнес сайтов manyweb.ru - обмен линками
Закрыть
Закрыть