Политика

«Палачи должны быть названы палачами». Как чекисты стают героями

"Палачи должны быть названы палачами". Как чекисты стают героями

Бывшего наркома внутренних дел Советский Союз Генриха Ягоду задержали 28 марта 1937 года. В отношении него выдвинули обвинение совершении «антигосударственных и уголовных преступлений», в «связях с Троцким, Бухариным и Рыковым, организации троцкистско-фашистского комплота в НКВД, подготовке покушения на Иосифа Сталина и Ежова, подготовке захвата государственной власти и интервенции». На заседании суда бывший руководитель НКВД признал себя виноватым в государственной измене, 15 марта 1938 года его расстреляли.

Сначала 2021 года внимание к личности Ягоды привлек его изображение в полицейском участке в Химках, где 19 января проходил выездной суд над политиком Алексеем Навальным. Фото основоположника ГУЛАГа вместе с биографической справкой висела на щите «Из истории МВД Рф».

Остальных примеров героизации палачей тоже много, узнала журналист Север.Реалии. Специалисты думают, что почитание служащих НКВД, которые стояли за расстрелами тысяч людей в 30-40-е годы прошедшего века, в Российской Федерации выходит на новый уровень.

Не случайность

«Распоряжением прокурора Советский Союз от 07.02.1938 № 141 назначен прокурором Карельской АССР. Распоряжением прокурора РСФСР от 03.01.1939 № 3 исключен из штатов органов прокуратуры. Предстоящая судьба неведома», – такая справка об одном из прокуроров Республики Карелия возникла на интернет-ресурсе карельской прокуратуры 10 июня 2020 года.

"Палачи должны быть названы палачами". Как чекисты стают героями

Георгий Михайлович, член Тройки по проверке антисоветского элемента по Карельской АССР

На фотографии – Георгий Михайлович, выходец из Дрибинского района Республики Белоруссия. Информация о нем отчасти повторяет главу из книжки памяти «Гордость и слава Дрибинского района», изданной в Республики Белоруссия в 2017 году. В ней на 50 страничках автор-составитель В. М. Лившиц собрал данные о земляках: Героях Советского союза, Героях Социалистического труда, узнаваемых научных работников, учителях, деятелях культуры, писателях, которые родились в Дрибинском районе. Вместе с ними коротко описан и трудовой путь Георгия Михайловича: от разнорабочего в Киеве в 1908 году и служащего в королевской армии до прокурора Карельской АССР в конце 1930-х годов.

Чуток детальнее про то, каким образом трудился Георгий Михайлович в Республики Карелия, описывал в книжке «1937. Идеология и практика терроризма» исследователь Иван Чухин. По имеющимся у него сведениям, 10 июля 1937 года Михайлович вошел в состав «тройки» по проверке антисоветского элемента по Карельской АССР.

Где проходит классовый неприятель, необходимо дело заканчивать в три-четверо суток, и классового неприятеля необходимо покончить

«Михайлович Георгий Степанович, 1890 года рождения, прокурор Республики Карелия. Самая «загадочная» фигура в истории гонений. Биографических документов Михайловича в архивах Республики Карелия нет. Отсутствует даже анкета парламентария Верховного Совета КАССР 1938 года. Понятно, что в республику он прибыл в 1933 году с поста зам. прокурора Ленинградской области. Член ВКП(б) с 1917 года, образование низшее. Характеризовался как безграмотный, беспринципиальный работник. с помощью этим качествам Михайлович успешно пережил всех наркомов и партийных уполномоченных лиц в тройках. Судя по протоколам партийных собраний, прокурор республики осознавал законность чрезвычайно своеобразно. «Необходимо поставить дело так, чтоб наш работник не пропускал ни 1-го непартийного штришка и доводил данный штришок недоверия до конца… Время просит оперативности, четкости, и где проходит классовый неприятель, необходимо дело заканчивать в три-четверо суток, и классового неприятеля необходимо покончить», – сообщается в книжке Ивана Чухина.

Подпись Михайловича стоит под смертными приговорами более 7222 обитателей Республики Карелия, репрессированных в 1937–38 годах.

"Палачи должны быть названы палачами". Как чекисты стают героями

Максим Лялин

Вопросом, как палач-Михайлович оказался в числе героев, задался автор проекта «Возврат имен. Сандармох» Максим Лялин. Согласно его убеждению, то обстоятельство, что прокуратура Республики Карелия предала гласности биографию о Михайловиче без упоминания его соучастности к расстрелам в годы Огромного терроризма – это совсем не случайность, а закономерность.

– Изображение Ягоды в Химкинском РОВД не случайность и не местная инициатива, а часть общих историко-воспитательных мероприятий по обелению палачей и ползучему переписыванию истории гонений, – гласит Лялин.

Остальные палачи

Иной случай героизации палачей – это публикация на интернет-ресурсе проекта «Книжка памяти блокадного Ленинграда» инфы о расстрельщике НКВД Георгии Алафере.

«Установление и увековечивание судеб каждого участника обороны Ленинграда, каждого обитателя осажденного города, боровшегося за освобождение – это возможность снова вспомнить героев войны, отдать дань их отваге и мужеству и передать поколениям очень полные сведения об исторически важных событиях и соотечественниках, которые защищали Родину. Наличие поименной информационные базы блокадников дозволит устанавливать на зданиях Санкт-Петербурга мемориальные доски с именами городских жителей и военных, которые проживали тут во время 1941–1945 гг.», – сообщается в описании проекта, который был создан к 75-летию Победы во Второй мировой войне по указанию Главу Российской Федерации.

"Палачи должны быть названы палачами". Как чекисты стают героями

Георгий Алафер, майор государственной безопасности

Георгий Алафер – один из основных расстрельщиков Ленинградского Управления НКВД в 1930-х годах. В 1934-м был удостоен знака «Знатный работник ВЧК–ГПУ (XV)». В 1936-м получил Орден Красной Звезды «за особенные награды в противоборстве за упрочение социалистического строя». Кроме того, он знаменит тем, что

участвовал в расстрелах Соловецкого шага в Сандармохе под

управлением руководителя ленинградской расстрельной опербригады Михаила

Матвеева, ответственного за расстрел 1111 политических заключённых

Соловецкого тюрьмы государственной безопасности.

На запрос журналиста Север.Реалии в проект «Книжка памяти блокадного Ленинграда» про то, каким образом попал Георгий Алафер в перечень героев, ответ не пришел. Как считают составителя «Ленинградского мартиролога» Анатолия Разумова,

ведущего раздел о Изоляции на интернет-ресурсе Российской государственной библиотеки

«Возвращенные имена. Книжки памяти Рф», Алафер мог попасть в

другой веб-сайт по формальным признакам, просто по учёту наград на веб-сайта Министерство обороны: он вправду служил особистом на Ленинградском фронте – был комендантом управления контрразведки «СМЕРШ», попадал в свита, получил ранения, вправду получил заслуги. Не считая орденов Красного Знамени и Ленина – в перечне наград Алафера медаль «За оборону Ленинграда», Орден Красной Звезды, Орден Отечественной войны I степени, медаль «За победу над ФРГ во Второй мировой войне 1941–1945 гг.».

Товарищ Алафер бесчеловечно уничтожал фашистских лазутчиков, шпионов и диверсантов

«Выполняя особенные оперативные задания, товарищ Алафер бесчеловечно уничтожал фашистских лазутчиков, шпионов и диверсантов. В тяжелых критериях окружения, в непрерывных боях с противником, товарищ Алафер показал эталоны мужества и отваги. Своими опытными и решительными действиями оказывал огромную помощь командованию», – сообщается в наградном листе капитана государственной безопасности Георгия Алафера 1943 года к ордену Отечественной войны I степени.

Но, согласно мнению Разумова, большая часть наград Алафер получил совсем не за геройские поступки в боях, а за выслугу лет в рядах НКВД.

"Палачи должны быть названы палачами". Как чекисты стают героями

Анатолий Разумов

– 1-ый орден – Орден Ленина – за расстрелы. Он воспринимал личное участие в расстреле 1936 года сталинских представителей оппозиции. С 1934 года эта четверка штатных палачей: Алафер, Поликарпов, Матвеев, Шалыгин, тут, в Ленинграде, активнейшим образом стреляла лично тех, на кого перст лидера указывал. Потому они в 1936 году получили все ордена. Это его 1-ый орден, он совершенно не боевой. За подлость, естественно. Не знаю, как он вел войну, что непосредственно делал как особист. Таковых ведь просто так от профессии не отпускают, подобные люди были на вес золота: человек, который может железно полночи просто стрелять и стрелять. Может, этим же и занимался, лишь уже в критериях войны. А вот орден Ленина и иные все они получили за выслугу лет по прекращении военных действий. Это одновременный был указ тем, кто выслужился довольно: и Матвеев, и Алафер, и Шалыгин. Однако почти все не соображают, естественно, кого за что одарили, – объясняет Анатолий Разумов. – Не считаю, что это все специально, «дескать, вы гласите, что он палач, а он этот герой», может, это в принципе различные полосы. Я не считаю, что в этом определенном случае это в пику нам, но это чрезвычайно симптоматично.

Как считают историка, руководителя Музея «Интернационального Мемориала» Иры Галковой тема общественного выражения памяти постоянно трудно обсуждается, когда идет речь о таковых спорных фигурах, как Ягода либо Алафер. Потому каждый определенный случай должен быть рассмотрен раздельно.

– К примеру, на Коммунарке (расстрельный полигон под Москвой для осуждённых Армейской коллегией Верховного суда Советский Союз, в т. ч. служащих НКВД. –​ СР), я считаю, все было изготовлено верно – убитых там людей нельзя не назвать, кем бы они ни были, а рассуждать там же об их роли некстати. Однако тут иная форма, и дополнения уместны, – считает Галкова. – Мысль проекта «Книжка памяти блокадного Ленинграда», вероятно, в том, чтоб по максимуму вернуть сведения обо всех обитателях, обо всех заступниках. И потому не упоминать Алафера, и все его заслуги и регалии, которыми он владел, нельзя. Однако если проект работает не как механическое перенесение данных из Центрального архива Минобороны, а вправду как память, факт участия в карательных мерах и работы палачом, по моему мнению, должен быть указан. Так как он принял участие в ликвидировании ленинградцев, не лишь в защите.

«Память народа»

Архивист проекта об участниках боевых столкновений «Память народа» Виктор Тумаркин в общении с журналистом Север.Реалии представил, что данные про Георгия Алафера взято конкретно с веб-сайта «Память народа». Но данный проект, как он сообщает, нельзя воспринимать, как Книжку памяти, в какой обычно приводят биографическую справку, данный веб-сайт – это электронный архив, который был создан на базе документов русских военных.

"Палачи должны быть названы палачами". Как чекисты стают героями

Распоряжение о награждении Георгия Алафера

– Это веб-сайты активных документов: они выкладывают просто информационные базы в сеть со всеми ошибками, имеющиеся в этих документах. Одна из болевых точек, когда люди пишут: «Исправьте, это не так». А мы не можем поправить! Это не Книжка памяти, так написано в тексте документа, вы сможете его провести изучение, – объясняет Тумаркин. – Если бы разговор велся о Книжке памяти, где описывается человек, его судьба – это было бы одно. А мы говорим про банк архивных документов. Есть подобные документы, есть подобные приказы о награждениях, есть подобные наградные листы – изучайте. Другими словами да, есть определенная подача, все эти помпы. А в действительности просто дается возможность людям учить данные тех пор. А там много увлекательного! И даже если там написано, что человек дезертировал либо перебежал на сторону неприятеля – это совсем не означает, что это случилось. Это означает лишь то, что это написано в данном документе. А в действительности человек мог быть убит, захвачен в плен. Однако мы просто имеем документы тех пор и можем их учить. Вот о чем веб-сайт «Память народа». Для меня основная задачка – дать людям обыденным возможность работать с документами. И это работает.

Как считают Максима Лялина, неосведомленный читатель не может отличить заслуги службы НКВД от боевых наград героев войны, при всем этом на интернет-ресурсах «Память народа», и «Книжка памяти блокадного Ленинграда» имена палачей видятся во вкладке «Герой войны», что и возмущает Лялина.

Смотри также «Не дать запамятовать имена палачей». Книжку Юрия Дмитриева презентовали онлайн

Лично я на стороне правды: палачи должны быть названы палачами вне критерий и событий, а героизация неприемлима

– С одной стороны, палач, но, с иной стороны, благодаря веб-сайту есть документы, наградные листы с описаниями фронтовых «наград». И «награды» из документов полностью считываются. Однако то, что дальше остальные муниципальные веб-сайты употребляют уже «Память народа» как первоисточник для «героизации» палачей в рамках собственной местной специфичности – это кошмар, – гласит Максим Лялин. – Из-за закрытости архивов и недоступности дел палачей для исследователей гонений удаленно остаётся легкодоступным… веб-сайт «Память народа». Однако в этом случае лично я на стороне правды: палачи должны быть названы палачами вне критерий и событий, а героизация неприемлима. Конкретно так и случается перекодировка, когда годы спустя благодаря таким ляпам в народной памяти палачи стают отважными участниками и героями 2-й Мировой войны… Герои-блокадники – это госсайт, официальное издание, а как следует, первоисточник для официальных историков и любителой пропаганды, – считает Максим Лялин.

Замалчивание исторических фактов нереально, уверены специалисты. Согласно их убеждения, в распоряжениях биографий палачей обязана быть приведена вся информация о жизни и работе служащих НКВД.

– Задачка нас, тех, кто осознает, что история какая есть, такая есть, – просто ясно говорить и называть то, что есть и что мы знаем, не опасаясь, понимая, что рядом будут и почитатели Адольфа Гитлера, и Ленина, и Иосифа Сталина и всех других, – гласит Анатолий Разумов.

Источник

24


Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Каталог webplus.info
Каталог бизнес сайтов manyweb.ru - обмен линками
Закрыть
Закрыть