Общество

Капитан полиции в Подмосковье уволился, отказавшись участвовать в разгоне митинга 23 января


Капитан полиции в Подмосковье уволился, отказавшись участвовать в разгоне митинга 23 января

В январе капитан подмосковного подразделения полиции Николай Королев получил приказ принять участие в разгоне протестующих на акции в поддержку Алексея Навального. Однако он счел, что люди имеют право на мирный протест, и в ответ на требование начальства уволился и выкинул свою форму, сообщает издание «Проект», которому экс-полицейский дал интервью.

Николай Королев прослужил в кинологической службе МВД 13,5 лет и уволился со службы 3 февраля 2021 года. По его словам, поначалу работа была интересной и даже «веселой», и он чувствовал свою необходимость. «Мы небольшую зарплату получали, но была очень важная вещь — был престиж службы, была какая-то перспектива. Ты приходишь на работу и действительно что-то делаешь нужное. И такое чувство было у многих тогда, в то время», — заявил Королев, уточнив, что «сейчас все по-другому стало совершенно».

Он уточнил, что почувствовал перемены после того, как милиция стала полицией: поначалу он и его коллеги полагали, что станут «настоящей полицией, как в фильмах голливудских», но положение дел «начало меняться как-то в худшую сторону». «Когда я пришел в 2007 году, я думал о том, что я буду искать взрывчатку, предотвращать теракты, помогать людям. Сейчас я утратил какую-либо нить своей полезности и понял, что мы превращаемся в декорацию», — заявил Королев в видеозаписи, сделанной в последний день службы.

Он расшифровывает аббревиатуру МВД как «Министерство внутренней декорации» и называет себя офицером и гражданином, «который никогда не шел на сделку со своей совестью и никогда не взял ни одной взятки». «Я знаю, кто я. И также я знаю, кем я быть не хочу. Этому там самое место», — заявил Королев, выкидывая полицейскую форму в мусорный бак.

Он заявил, что хотел начать новый год «с чистого листа» и 29 декабря прошлого года написал рапорт об увольнении, однако должен был отработать месяц до окончательного ухода со службы. 22 января начальник потребовал от Королева «выйти в усиление» на митинг. «Я отказался этим заниматься, причем, скорее всего, это было записано, потому что я в грубой форме сказал, что я не поеду и просто пошел, взял больничный лист», — заявил Королев, уточнив, что неисполнение приказа могло грозить ему уголовной ответственностью. Найти же другие способы неучастия или минимального участия в деле он не смог, и пришел к выводу, что участники митингов «требуют нормальных вещей», а акции протеста им разрешены 31-й статьей Конституции РФ.

О ситуации Королев задумался в том числе в ходе летних акций протеста после выборов в Мосгордуму, которые были разогнаны Росгвардией. «Когда один молодой человек — не знаю, можно ли его называть человеком — усердно молотил дубинкой людей, которые уже лежали на земле. Человек лежит, он уже не сопротивляется, лежит, только закрывается от тебя. Зачем применение вот этой избыточной силы? Я не понимаю», — заявил бывший полицейский.

По его словам, большинство нынешних работников Росгвардии и ОМОНа — либо приезжие, либо «пригнанные силой», а достойные работники этих структур «либо ушли на пенсию, либо поувольнялись». При этом многие из нынешних работников силовых структур получают в столице намного больше, чем в провинции, и «чувствуют себя олигархами» и людьми, стоящими на страже государства против провокаторов, «купленных Госдепом». При этом Королев отметил, что провокации имеют место не со стороны участников митинга, а со стороны самих работников силовых структур.

«Я не хочу бить свой народ. Я не делал этого никогда, за исключением тех моментов, когда мне приходилось кого-то задерживать, или когда происходило реальное правонарушение. Если человек идет по улице и кричит «Да здравствуют попугаи», пускай кричит на здоровье, это его право, оно дано ему Конституцией. Я должен защищать, я должен служить и защищать народ. «Служа закону, служу народу» — так было в присяге, а сейчас все поменяли на какие-то абстрактные позиции», — заявил Королев.

Полицейского, пнувшего Маргариту Юдину в Санкт-Петербурге 23 января, он назвал «подонком». «Если бы там стоял тот молодой чеченец, который дрался с ними в Москве <…>, я бы посмотрел, как он действовал. Они в министерстве внутренних декораций крутые против таких вот, беззащитных, которых должны защищать. А мы их бьем ногой, а потом приходим в больницу и говорим — ну вы извините, у нас забрало запотело». По его словам, полицейские действуют совершенно безнаказанно, что и порождает насилие, а опознать избивающих не удается, так как те скрывают свои опознавательные знаки.

«Ребят, не надо бить свой народ, мы его часть, мы срез, мы срез общества. Мы такие же люди, как и они, и завтра на той стороне окажется ваша дочь, ваш брат, ваш друг, однополчане, не знаю, пенсионер. Будете бить? Не знаю, стоит ли оно того», — обратился Королев к силовикам.

Он рассказал, что недавно вез в метро свою камуфляжную форму, и на него смотрели с «нескрываемым чувством ненависти». «И я понимаю, что если сейчас потухнет свет, то первый, кто будет лежать тут, это буду я. Когда были случаи взрывов в московском метро, я эту форму носил с честью. Я шел с собакой, с этой формой, и люди пропускали, подбадривали, говорили: «Молодцы, ребята, спасибо вам». <…> Руку пожать подходили. А сейчас мне стыдно эту форму носить, потому что я понимаю, что эта форма залита кровью моих же граждан. Стыдно все это», — заключил бывший кинолог.

 

Источник


Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Каталог webplus.info
Каталог бизнес сайтов manyweb.ru - обмен линками
Закрыть
Закрыть