Политика

Как СССР в обход запретов добывал станки и трубы

Как СССР в обход запретов добывал станки и трубы

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Западные санкции против нашей страны и борьба с ними имеют богатую историю, так что нелишне вспомнить, что было «в предыдущей серии».

Очередная смена эпох вызывает из глубины прошлого хорошо знакомые исторические сюжеты. Достаточно вспомнить, что сотрудничество недавних союзников по антигитлеровской коалиции в 1946 году сменилось «холодной войной». Прямым следствием этих политических и идеологических расхождений стало формирование двухполярного мира, в котором США и блок НАТО противостояли СССР и странам Варшавского договора. Спустя три четверти века история в чем-то повторяется. Вот только Российская Федерация, в отличие от Советского Союза, уже не имеет столько союзников — как минимум, в Восточной Европе.

В минувшем веке ощутимое превосходство в экономическом и технологическом развитии позволило западному миру окружить социалистический лагерь частоколом запретов, которые теперь принято называть санкциями. Закон об экспортном контроле 1949 года (The Export Control Act of 1949) возложил на Бюро по управлению экспортом Министерства торговли США ответственность за соблюдение ограничительных мер в отношении товаров двойного назначения, поставляемых в страны коммунистического блока. Этот же документ впервые определил три причины для введения подобных ограничений — соображения национальной безопасности, задачи внешней политики и наличие внутреннего дефицита.

Для реализации ограничительных мер в том же 1949 году по инициативе США был создан Координационный комитет по экспортному контролю (КОКОМ, Coordinating Committee for Multilateral Export Controls, CoCom). В эту международную организацию вошли семнадцать государств: США, Канада, Австралия, Япония, Великобритания, Бельгия, Дания, Франция, ФРГ, Греция, Италия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Испания, Турция. Кроме того, с ней тесно сотрудничали Австрия, Финляндия, Ирландия, Новая Зеландия, Швеция и Швейцария.

В 1987 году случился международный инцидент, который остался в истории как скандал Toshiba-Kongsberg. Суть дела была в следующем. СССР в обход запретов КОКОМ сумел купить станки с числовым программным управлением (ЧПУ). Впоследствии это сложное оборудование использовалось в советской атомной и тяжелой промышленности и для изготовления гребных винтов подводных лодок. Такие «активные мероприятия» позволяли Советскому Союзу значительно экономить деньги и время, необходимые для самостоятельной разработки высоких технологий, и тем самым сокращать отставание от ведущих западных стран.

Этому скандалу, как часто бывает таких случаях, предшествовала шпионская история. Предположительно в 1967–1968 году сотрудники Первого главного управления КГБ СССР (внешняя разведка) завербовали офицера ВМС США Джона Уолкера. Американец сообщил своим кураторам, что у Соединенных Штатов имелась гидроакустическая система, позволявшая своевременно обнаруживать советские подводные лодки, гребные винты которых производили много шума. После получения этой информации самые разные отечественные специалисты начали строить планы, как приобрести необходимое промышленное оборудование.

Советская внешнеторговая организация «Техмашимпорт» в 1980 году связалась с одной небольшой японской компанией, у которой было представительство в Москве. Через эту фирму удалось наладить контакт с корпорацией Toshiba, согласившейся продать СССР необходимое высокотехнологичное оборудование. В тайной сделке также участвовал японский универсальный торговый дом Itochu. Кроме того, для подстраховки предприимчивые японцы использовали норвежскую компанию Kongsberg Trade, торговое подразделение государственного оборонного предприятия Kongsberg Vapenfabrikk. Поскольку по документам норвежцы продавали свою систему автоматического цифрового управления и сопутствующее программное обеспечение в Страну восходящего солнца.

Уже много позже норвежские следователи установили, что это был далеко не единственный случай, когда японские и европейские компании продавали СССР высокотехнологичное оборудование, зарабатывая на этом многие миллиарды долларов. Например, начиная с середины 1970-х годов, они неоднократно поставляли станки с норвежским ЧПУ на заводы «Атоммаш» (Волгодонск) и «Ижорский завод» (Ленинград), а также на промышленные предприятия Советской Украины (в Киеве и Сумах).

Не менее захватывающие политические дуэли происходили в нефтегазовой отрасли. В 1960 году началось строительство трубопровода «Дружба», по которому советская нефть должна была поступать в восточноевропейские социалистические страны, однако трубы большого диаметра, производимые в СССР, были низкого качества. Поэтому руководству Советского Союза пришлось приложить немало усилий, чтобы договориться с западноевропейскими производителями. В 1962 году три крупные фирмы из ФРГ — Mannesmann, Hoesch и Phoenix-Rheinrohr — подписали контракт на их поставку в СССР. От столь выгодного предложения не смогли также отказаться и отдельные компании из Италии и некоторых других государств Западной Европы.

Соединенные Штаты пытались помешать советской нефтегазовой экспансии на рынки Западной Европы. И поначалу Вашингтону это удалось. Но затем под давлением западноевропейских производителей эмбарго на поставку труб большого диаметра Советскому Союзу было отменено. Так что в 1970 году министр экономики ФРГ Карл Шиллер и министр внешней торговли СССР Николай Патоличев подписали соглашение о поставке советского природного газа в Западную Германию (около 3 млрд куб. м в год). Оно вошло в историю под названием «сделка века газ-трубы», поскольку за поставляемые углеводороды немецкое правительство расплачивалось со Страной Советов как раз трубами большого диаметра.

Очередные внешнеполитические проблемы возникли у СССР в 1981 году. Сороковой президент США Рональд Рейган обвинил советское руководство в том, что оно подтолкнуло власти Польской Народной Республики к введению чрезвычайного положения в стране и запретил американским компаниям поставлять Советскому Союзу электронное и нефтегазовое оборудование. Эти меры должны были воспрепятствовать строительству советского экспортного газопровода Уренгой — Помары — Ужгород, в котором участвовали европейские компании и банки (Deutsche Bank, Creusot-Loire, Mannesmann, John Brown Engineering и др.). В Вашингтоне небезосновательно полагали, что этот грандиозный проект стал угрозой для национальной безопасности Соединенных Штатов, поскольку западноевропейские государства неминуемо попадали в энергетическую зависимость от Советского Союза.

В 1982 году власти США ужесточили это эмбарго. Новый запрет был распространен как на продукцию компаний из Соединенных Штатов, так и на оборудование, производимое их филиалами за рубежом, а также иностранными компаниями по американским лицензиям. Это не до конца продуманное решение породило конфликт интересов между Вашингтоном и его западноевропейскими союзниками. И вскоре западногерманское, французское, британское и итальянское правительства поддержали своих производителей, объявив американские санкции неправомерными.

Западноевропейские компании не отказались от своих намерений и поставки нефтегазового оборудования в СССР продолжились. После чего США ввели против них новые санкции. Но в результате переговоров Рейгана с заинтересованными европейскими правительствами уже в конце 1982 года эти запреты были отменены. Строительство газопровода Уренгой — Помары — Ужгород завершилось в 1984 году. Правда, санкционное давление все же сыграло свою негативную роль. Вместо двух запланированных линий была проложена только одна, которая была частично построена с использованием советских материалов и оборудования.

Здесь, безусловно, в который раз нужно сказать о дальновидности советских руководителей. Ведь в условиях жесткого внешнеполитического противостояния и санкционного давления они смогли реализовать долгосрочные нефтегазовые проекты, которые позволили создать надежную «финансовую подушку», обеспечившую независимое существование не только Советского Союза, но и современной России. Причем о таких мерах, как, например, «параллельный импорт», даже речи тогда не шло.

Источник

Альфа-Банк [CPS] RU

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть