Политика

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

«Оптимизация штата» в перинатальном центре Московской области (город Коломна) привела к скандалу: коломенский главврач фактически объявила, что увольняет людей по указу Путина. Местные власти постоянно пользуются этой уловкой: во всём виноват президент, а они якобы лишь исполнители его воли. Расследование Царьграда показало, что при этом смысл распоряжений президента выворачивается наизнанку.

Если вы думали, что времена, когда бюджетников пачками отправляли под сокращение, прошли, а ныне наступила спокойная, размеренная, а главное – стабильная жизнь, то вынуждены вас расстроить. Это не так.

Сотни тысяч человек из сферы здравоохранения, в основном – из числа младшего медперсонала, попавшего под нож оптимизации штатов, точно подтвердят. И добавят, что чиновники от медицины объяснили: это делается ради исполнения поручений президента России.

Впрочем, эти люди благородно оставляют выбор. Или увольняетесь, говорят они, или идите, скажем, в уборщицы, подсобные рабочие – с понижением зарплаты, разумеется.

Очередной скандал грянул буквально в середине сентября – в ста километрах от Москвы, в одном из новейших и самых современных в стране перинатальных центров, расположенном в одном из древнейших самых красивых городов, Коломне. В этом «Городе трудовой доблести» к пониманию трудовых отношений имеется свой, особенный подход. Главврач центра (и по совместительству депутат городского совета соседнего Егорьевска от «Единой России») Татьяна Шаврак собрала младших медсестёр, уцелевших после двух предыдущих кадровых чисток, и объявила, что их должности (26 ставок) сокращаются. Совсем.

Буквально: это звено, некогда самое массовое в системе отечественного здравоохранения (и остающееся таковым во многих странах загнивающего Запада), Коломенскому перинатальному центру не нужно. Младший медперсонал заменят сотрудницы клининговых компаний.

Проще говоря, теперь будут работать трудолюбивые представительницы Средней Азии – мигрантки-гастарбайтеры, заполонившие эту сферу в последние годы. Царьград уже писал, что идёт планомерная работа по замене русского персонала в медицине и образовании приезжими мусульманами.

Уборщицы, не имеющие ни сертификатов, ни допуска, смогут мыть операционные, прибираться в палатах для рожениц и в реанимациях для родившихся раньше срока младенцев. Впрочем, если допуск остро понадобится, можно не сомневаться – он появится.

«Клининг на аутсорсинге» вместо нормальных специалистов

Собственно, мигрантки уже отрабатывают свой кусок хлеба, рассказал Царьграду оргсекретарь межрегионального профсоюза «Действие» Андрей Коновал, к которому обратились отчаявшиеся добиться справедливости медсёстры из Коломны.

Только если до издания скандального приказа оставалось двадцать младших медсестёр, закрывавших нужды учреждения (хотя по штатному расписанию изначально было 56 ставок) в такой работе, то минувшим летом у главврача Шаврак появилось устойчивое намерение вообще их убрать.

И это несмотря на то, что реальная потребность в таком персонале даже выше – вдвое! – чем было изначально, с момента открытия и до первых сокращений. Там полная нехватка сил: одна младшая сестра уже работает за пятерых,

– отмечает Андрей Коновал.

Что касается штатного расписания, то в сфере здравоохранения его формирование происходит с учётом медицинских норм, прописанных в порядке оказания медицинской помощи. Поэтому решение по Коломенскому перинатальному центру грубо нарушало массу всевозможных установок, прописанных в законодательстве, – от федерального закона № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ» до ведомственных разнарядок.

Мало того, продолжает он, этот самый «клининг на аутсорсинге», когда мигрантки пашут по 12 часов (некоторые и без выходных, поскольку ставка небольшая), – штука вообще категорически неправильная! У них нет никаких «корочек», обучения, допуска. Да – теоретически они могут быть задействованы в медицинском учреждении даже такого уровня, но – на мытье вестибюлей, лестничных пролётов, площадок и так далее. А вот в медицинские палаты, где лежат пациентки, – нельзя, там вправе находиться только медицинский персонал.

По его мнению, решение руководительницы ПЦ созрело именно теперь не просто так: причина в том, что в центр, разумеется, поступают и инфицированные коронавирусом роженицы, а контактировать с ними приходится в том числе и медсёстрам. И вот когда они подняли вопрос о компенсационных выплатах, назначенных президентом и положенных по закону (об этом нам рассказали несколько сотрудниц, поставленных перед фактом увольнения), стали жаловаться в Минздрав Московской области, тогда и «прилетело».

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

Татьяна Шаврак зовёт женщин рожать в перинатальный центр, даже если «акушер не даёт направление». Правда, кто будет ухаживать за роженицами в палатах, не уточняет. Скриншот с сайта КПЦ

«Такова моя версия, потому что именно с того момента их и начали переводить», – констатирует Коновал, напоминая, что медицина в России уже долгое время остаётся недофинансированной, хотя есть задача, поставленная руководством страны, – об улучшении материального положения медиков (подробнее – ниже).

Собственно, оттого и находятся бюрократические ходы: младшему медперсоналу объявляют о сокращении их должностей, а в качестве альтернативы предлагают продолжить работу техничками.

Что теряет в таком случае младшая медсестра? Она выполняет, по сути, ту же самую работу, но уже в статусе уборщицы. Она теряет льготный медицинский стаж – пенсионный, часть дней оплачиваемого дополнительного отпуска, существенно падает зарплата – там и оклад меньше, и надбавки. Плюс они уже точно не вправе рассчитывать на те самые компенсации в случае заболевания ковидом при контакте с инфицированным пациентом – страховые выплаты. Многих, естественно, такая перспектива не устраивает, они уходят. И их места и занимают уборщицы из клининговых фирм,

– говорит оргсекретарь профсоюза.

Он написал даже не обращение, а требование в адрес Татьяны Шаврак, дав ей ультимативно три дня «на исправление ошибки». И та… согласилась. Отменила свой же приказ.

Но победой сам Андрей Коновал это считать не может: штатное расписание никто не изменил.

«Мы проанализировали и выяснили, что клининг этот подменяет не медсестёр, а санитарок. Да, эти функции и так совмещаются (медсёстры выполняют работу санитарок), но когда в подобном участвует клининг, то такое вообще незаконно. Мы не сумели этого отбить», – признаёт лидер «Действия».

«Задание Путина мы должны исполнить. На вас денег не хватит»

У самих медсестёр тоже нет уверенности в будущем: они хорошо помнят, как и с чего всё начиналось.

«Первым главврачом нашим была Наталья Алимова – хороший человек, ничего плохого сказать не могу, – рассказывает младшая медсестра Наталия Кондрашкина. – На тот момент у нас в перинатальном центре насчитывалось 56 ставок младших медсестёр. Но она через некоторое время ушла в другое место. И исполняющим обязанности стал Игорь Хазов – он долго находился в этой должности. При нём, собственно, и случилось первое сокращение – в 2019-м».

Что любопытно, произошло это как раз в преддверии обещанного (и ожидаемого) повышения зарплат в соответствии с майскими указами Путина.

Он нам объявил: да, повысим, потому что обязаны это сделать. Но на всех денег не хватит. Какой выход? Сократим ставки,

– вспоминает Кондрашкина.

И сократили – вполовину. От 56 медсестёр осталось 28. Но, по сути, никакого повышения-то не получилось, поскольку нагрузка на тех, кто пережил эти первые «репрессии», выросла вдвое: обязанности-то никто не снимал, объём работы не уменьшился.

А в конце того же 2019-го на вакантный пост главврача Коломенского ПЦ назначили Татьяну Шаврак – прежде заведующую акушерским отделением ЦРБ Егорьевска.

Кадровых революций она устраивать не стала, и персонал центра выдохнул – сотрудники решили, что всё понемногу войдёт в свою колею. И до начала 2021 года затишье продолжалось. А в январе – бах! – и появился приказ о сокращении ещё шести младших медсестёр. Ровно под тем же соусом: оптимизация штата ради выполнения установок федерального центра по повышению оплаты труда.

«Осталось двадцать (одна девочка выучилась на медсестру, её взяли в отделение реанимации, другая тоже ушла сама). И вот мы не просто работаем – пашем. Я, например, в приёмном отделении – сутками. Но «суточные» младшие медсёстры остались только в приёмнике, родблоке и в реанимации. А это означает, что с восьми вечера меня могут выдернуть в отделение патологии беременности – допустим, у кого-то воды отошли или ещё что-то, или в отделение физиологии. Или же, если запарка в родильном блоке, то туда могут вызвать. Но так нельзя же! Приёмное отделение – это экстренная служба, никогда и никто не знает, в какую минуту привезут новую пациентку. У нас и рожают, случается, там, и на каталках женщины поступают, и после домашних родов. Нужно быть готовыми ко всему. А акушерка остаётся одна. Но здесь ведь – областной центр, порой одновременно несколько скорых приезжают с женщинами на госпитализацию, всем экстренная помощь нужна. Но поскольку персонал сокращён, я бегаю ночью по всему перинатальному центру, помогаю то там, то здесь: кого-то, скажем, подмыть надо, судно подать, постель перестелить и так далее. И слава Богу, что не было никаких больших ЧП. Слава Богу! Нас это миновало. Но так не должно быть!» – уверена Наталия Кондрашкина.

Опять же, одна младшая медсестра, продолжает она, обслуживает в сутки два отделения реанимации – женское и детское. А в последнее время в перинатальный центр поступает много «операционных» женщин, после кесарева сечения, до десяти человек в сутки. И вот на них – одна бедная младшая медсестра. При этом ей необходимо заниматься и детской реанимацией: «генералить» палаты, соблюдать санпинрежим, там всё по часам.

«Так уже все сделали, мы отстаём!»

А теперь важный, даже принципиальный момент. Младшие медицинские сёстры – не обслуга и не уборщицы. Это медперсонал, который прошёл соответствующее обучение (кстати, по словам Кондрашкиной, и учиться пришлось за свой счёт, и медкнижки получать – тоже за собственные средства, каждый год; их просто поставили перед фактом, что это нужно сделать).

И вот от этой категории сотрудников руководство перинатального центра решило избавиться – совсем.

Причина, как полагают медсёстры, всё та же: экономия бюджетных средств, предназначенных на выплату заработной платы.

Ещё когда Хазин был и. о., он нас собирал вместе с главным экономистом, и они нам объявили, что младшему персоналу нечем платить. Большинство не восприняло тогда это всерьёз, посмеялись. Но одна женщина написала жалобу – в администрацию президента, мол, как же так, почему это на нас нет денег? Никто не ожидал, конечно, но подействовало! Вероятно, руководство по шапке получило, какие-то деньги нам выплатили.

Потом та история забылась. И Татьяна Шаврак выпустила приказ №111, в соответствии с которым в штатном расписании учреждения напрочь с 1 октября предписывается убрать все 25,75 ставки младших медсестёр. А вместо них с той же даты вводятся вспомогательные подразделения в виде общехозяйственной службы: четырнадцать уборщиков помещений 2-го разряда и 4,75 штатной единицы кастелянш 2-го же разряда.

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

Скандальный приказ №111 главврача Шаврак. Фото предоставлено Царьграду профсоюзом «Действие»

Ключевая фишка в том, что платить, согласно этим изменениям, придётся в разы меньше!

Все младшие медсёстры получили уведомления о предстоящем сокращении, где со ссылкой на Трудовой кодекс, как положено в таких случаях, им ультимативно предложили занять одну из вакантных должностей – на выбор пять вариантов. А должности такие: уборщик служебных помещений, кладовщик 2-го разряда, подсобный рабочий 2-го разряда, гардеробщик 1-го разряда и штукатур 4-го разряда. Правда, на пару последних особо рассчитывать нет смысла – одна работа сезонная, у другой вакантны только полставки.

Оклады следующие (по списку): три – по 8023 рубля, а две – 7706 и 8808 рублей.

Не согласен – никто не держит, увольняйся. Таков, мол, закон.

Какие такие законы?

Народ возмутился. Поскольку терять, объясняет Кондрашкина, им всем уже было нечего, они пошли напролом.

Представляете, я одна воспитываю ребёнка, а мне предложили восемь тысяч! Сейчас, для понимания, у меня 34 тысячи, если без надбавок,

– говорит Наталия.

Как руководительница перинатального центра решилась на ликвидацию всех медсестринских ставок, действительно, большая загадка. Андрей Коновал, между прочим, прав, указывая на нарушение законодательства, регламентирующего эту тему.

Вот, в частности, совершенно свежий приказ Минздрава России №1130н от 20 октября 2020 года под названием «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю акушерство и гинекология», зарегистрированный в Минюсте России в ноябре того же года.

Там приведены и достаточно подробно расписаны штатные нормативы по разным отделениям. И младшие медсёстры присутствуют повсеместно, как правило в соотношении с другими медицинскими специальностями. Например, в акушерском отделении – в привязке к количеству должностей акушерок (или палатных медсестёр), в дневном стационаре для диагностики и лечения акушерской и гинекологической патологии – 0,5 должности на 10 коек, в акушерском отделении – в соответствии с количеством акушерок, а таковых должно быть 4,75 ставки на каждые две индивидуальные родовые, на каждые двадцать коек в отделении патологии беременности, на каждые 25 коек в послеродовом палатном отделении, на каждые 15 коек в обсервации. То же самое касается прочих отделений – с учётом рабочих постов и других специальностей. Более того, как правило, есть необходимость обеспечивать круглосуточную работу – и ставок, соответственно, делается больше.

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

Это – выдержка по одному из отделений из министерского приказа. Скриншот: consultant.ru

Произошло, однако, обратное.

10 сентября Шаврак вызвала младший медперсонал на беседу – и объявила, что активисты ничего не добьются, поскольку её якобы поддерживают и Минздрав Московской области, и обком профсоюзов, и чуть ли не Госинспекция по труду!

Мы (Коломенский перинатальный центр – прим. ред.) – последний центр, где были младшие (медсёстры). По всей Московской области идёт оптимизация, переименования должностей. «Младшие» остаются только там, где нужен серьёзный уход. Это – реанимация, операционный блок. В приёмном покое, например, практически нет ухода за больными, только сопровождение,

– заметила она.

Только после вмешательства независимого профсоюза (свой-то, существующий при самом центре, распоряжения начальства одобряет) Татьяна Шаврак вновь отыграла назад: выпустила новый приказ (№144), отменивший предыдущий.

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

Главврачу пришлось отменять собственный же приказ. Фото: Телеканал Царьград

Однако теперь медсёстры, отстоявшие своё право на работу, опасаются двух вещей.

Во-первых, как бы эта победа не оказалась пирровой, не устроят ли провокации, чтобы уволить уже не по собственному желанию, а по какой-нибудь статье.

Во-вторых, есть опасение, что их теперь завалят дополнительными обязанностями (ещё раз: объём работы просто колоссальный, двадцать младших медсестёр трудятся буквально на износ).

В-третьих, раз Шаврак так уверенно кивала на согласованность своих действий с областным Минздравом, то не возникнет ли разнарядка об «оптимизации» уже сверху, утверждённая вышестоящими инстанциями?

Последний пункт и впрямь вызывает опасения: ещё когда сотрудницам только объявили о предстоящем увольнении и они писали обращения в министерство, оттуда приходили вполне уверенные ответы, что главврач поступает правильно.

Сокращение штатов младшего медицинского персонала в сентябре 2019 г. и в феврале 2021 г. произведено в связи с частичной передачей функций по уборке помещений учреждения клининговой компании в рамках государственного контракта; в соответствии с действующим трудовым законодательством, с учётом мотивированного мнения первичной профсоюзной организации,

– написал в ответе на жалобу Кондрашкиной начальник управления организации медицинской помощи матерям и детям Минздрава МО Айдар Альмирович Саттаров.

Если уж руководящий сотрудник ведомства не видит разницы между работой медсестры и уборщицы, приравнивая их функционалы, то о чём вообще говорить?

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

В областном Минздраве не только не увидели ничего плохого и незаконного в сокращении штата перинатального центра, но ещё и объяснили, что раз медсёстры проходят инструктаж по безопасности при работе с ковид-больными, инфекция им не страшна. И выплаты не положены. Фото: Телеканал Царьград

Царьград нашёл на сайте госзакупок контракты по ФЗ-44 на уборку помещений перинатального центра, начиная с момента его открытия.

Чужаков на клининг не пускают

Уже на 2018-й, первый полноценный год работы нового медучреждения, были подписаны пять соответствующих договоров.

Один – на 230 тысяч за уборку прилегающей территории (исполнитель – ООО «Прогресс-Сервис», гендиректор Сергей Шумов, учредитель Мария Кудинова), второй – на 1,7 млн за услуги по уборке помещений (ИП Шумова Анастасия Сергеевна), третий – на 1,2 млн за уборку прилегающей территории (ИП Мария Кудинова), четвёртый – на 1,4 млн за общую уборку зданий (снова ИП Шумова Анастасия). Наконец, самый крупный – на 6,2 млн опять за уборку помещений, но исполнителем по нему выступило ООО «Коломна-Клининг» (учредители – Нижутины Вадим и Нина). Сумма, таким образом, получилась порядка 9,3 млн рублей.

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

Основные поставщики услуг по уборке ПЦ с самого открытия остаются неизменными. Скриншот: checko.ru

По 2019 году, когда произошло первое сокращение штата медсестёр (напомним – убрали аж 28 ставок!), контрактов нашлось всего два – на общую сумму почти в 13 млн рублей, исполнителем по обоим выступила ИП Шумова А.С. (10,9 млн из них – уборка помещений ПЦ, остальное – прилегающей территории).

В 2020-м закупок на уборку значится шесть – на 10,1 млн рублей. В четырёх подрядчиком была всё та же ИП Шумова А. С. (только с разбивкой на виды уборок), в одном, на 7 млн – московская фирма «Клинкеа Проф», в шестом – ИП Мария Кудинова (см. 2018 год). Правда, столичной фирме, по всей видимости, неожиданно для заказчика получившей контракт, не повезло: Коломенский ПЦ обратился с жалобой в ФАС, и «Клинкеа Проф» внесли в реестр недобросовестных поставщиков по причине «одностороннего отказа заказчика». Исполнение контракта, заключённого в декабре предшествовавшего 2019 года было прекращено, его расторгли 21 января 2020-го. А вскоре ИП Шумова получила заказ примерно на ту же сумму.

И, наконец, в 2021 году – пять контрактов.

В трёх поставщиком является ИП Шумова А. С. (два на уборку снега, по 100 тысяч каждый, и на услуги по чистке и уборке на 985 тысяч), в двух – ИП Шумов Сергей (специализированные услуги по уборке, на 5,2 млн рублей и на 5,5 млн), ещё в одном – ИП Сидоренко из Кашир (на 696 тысяч).

Диверсия против Путина: Под прикрытием майских указов медиков заменяют мигрантами

Скриншот: zakupki.gov.ru

Что примечательно, последние два договора, с Шумовым и Сидоренко, были заключены уже летом, на второе полугодие, когда принималось решение об увольнении всех остававшихся на тот момент медсестёр.

Итоговая сумма затрат на эти цели в текущем году, таким образом, вышла в 12,7 миллиона рублей. То есть даже меньше, чем ранее, если, конечно, не планировалось организовать ещё какие-то закупки после прогнозируемого увольнения профессиональных медсотрудников и заменой их на «специалистов по клинингу» (читай – азиатских уборщиц).

Сейчас экономия для бюджета учреждения выходит, стоит признать, существенная – если сложить зарплаты каждой медсестры да умножить их на 12 месяцев плюс учесть надбавки и совместительство (к слову, Минздрав и учреждение, хоть сотрудницы и указывали, что им приходилось контактировать по работе с ковид-больными роженицами, отказали им в «путинских» выплатах).

И – спору нет, смогут и руки трудолюбивых мигранток, готовых пахать за искомые 8-12 тысяч (берут ведь полторы-две-три ставки), качественно отдраить полы, протереть пыль.

Но есть, как говорится, нюанс.

Речь идёт не только о кабинетах и коридорах, а о специализированном медучреждении, где во главу угла ставится, прежде всего, 100-процентная стерильность – повсеместно. Медсёстры напоминают:

«Оперблок, родблок – там ведь реально такие отделения, где женщинам нужен уход. Бывает, как прошедшим летом, до 27 родов в сутки. А после каждых родов необходимо провести обязательную генеральную уборку родзала, чтобы, не приведи Господи, не завелось какой-нибудь внутрибольничной инфекции. А поскольку мы и сами работаем с огромной перегрузкой, часть наших обязанностей переложили на клининг, но ведь мыть те же операционные должен медицинский персонал, но никак не уборщицы. Мало ли чего? Там же стерильность на самом высоком уровне! А детишки 600-граммовые, некоторые между жизнью и смертью! Это просто какая-то диверсия против задач, поставленных президентом. Не иначе!»

Диверсанты от медицины

Насчёт диверсии – и впрямь в точку. Вряд ли Владимир Путин, подписывая 7 мая 2012-го свой президентский Указ №597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики», вошедший в историю как «Майские указы», поскольку там охвачены многие направления социальной сферы, мог представить, что его слова буквально перевернут с ног на голову.

Почитайте, что там написано – применительно по крайней мере к здравоохранению:

«В целях дальнейшего совершенствования государственной социальной политики постановляю:

Правительству Российской Федерации:

е) в целях сохранения кадрового потенциала, повышения престижности и привлекательности профессий в бюджетном секторе экономики принять до 1 декабря 2012 г. программу поэтапного совершенствования системы оплаты труда работников бюджетного сектора экономики, обусловив повышение оплаты труда достижением конкретных показателей качества и количества оказываемых услуг и предусмотрев:

повышение к 2018 году средней заработной платы социальных работников, включая социальных работников медицинских организаций, младшего медицинского персонала (персонала, обеспечивающего условия для предоставления медицинских услуг), среднего медицинского (фармацевтического) персонала (персонала, обеспечивающего условия для предоставления медицинских услуг) – до 100 процентов от средней заработной платы в соответствующем регионе, работников медицинских организаций…»

Обратите внимание на первую строчку пункта «е» – «в целях сохранения кадрового потенциала»!

Что получилось на деле?

А вышло действо, именуемое модным в последние годы словечком, которым можно, если что, прикрыть любые пакости: «оптимизация».

Дабы исполнить поручение главы государства в части повышения заработных плат, это принялись делать за счёт сокращения штатных единиц: финансирование-то здравоохранения в России падает, платить, соответственно, всем действительно нечем.

Как следует из опубликованного на сайте Минфина «Бюджета для граждан», расходы федерального бюджета на отрасль в текущем году, в сравнении с предыдущим, пусть и «пандемийным», упали на 16,6% – с 1,354 до 1,129 трлн рублей. Более того – падение продолжится, согласно прогнозам, до 1,1 трлн в 2023-м.

Денежное обеспечение нацпроекта «Здравоохранение» также сократится – с 307,6 млрд в 2020-м до 212 млрд в 2023-м (в нынешнем году – 244,8 млрд). На обеспечение медицинских организаций системы здравоохранения квалифицированными кадрами, указано в документе, государство тоже будет тратить всё меньше – с 3,3 млрд в этом году до 1,2 млрд в 2023-м.

А результат такой: если в 2010-м в медучреждениях, подведомственных Минздраву, насчитывалось 626 тысяч врачей, то в 2019-м стало 552 тысячи, средний медперсонал сократился на 4% (в основном за счёт фельдшеров и акушерок), а младший – вообще рухнул на 66%: если в 2014-м было 650 тысяч представителей этого звена, в 2015-м оказалось уже 599 тысяч, к 2021-му – 264 тысячи.

Разумеется, никто не отменял другую линию финансирования медицины – страховую, через фонды ОМС, но и с ними, к сожалению, всё очень плохо: страховщики не рвутся платить по счетам, оставляя медицинские учреждения буквально «голыми».

Попробовали дустом

Пару лет назад Госдума опубликовала любопытный анализ «Современные тенденции в системе здравоохранения РФ», авторами которого выступили профессор Федот Тумусов (на тот момент – первый зампред профильного комитета ГД) и Дмитрий Косенков, кандидат биологических наук. Мы не знаем, знакомились ли с ним другие парламентарии, но ситуация там описывается тревожная – и с точки зрения врачей, и со стороны пациентов (населения).

Две трети медиков назвали положение дел в отечественном здравоохранении плохим и неудовлетворительным. Большинство указали в качестве причин низкий уровень оплаты труда (56%), недостаточное финансирование отрасли от государства (49%), огромную нагрузку на врачей (42%). 17% указали и на дефицит младшего и среднего медперсонала.

И – да, случай «оптимизации» в ПЦ Коломны не единственный. В Кузбассе, например, главврач Анжеро-Судженской больницы Ольга Козлова таким же росчерком пера, как и Шаврак в Коломне, решила подрезать штат младшего медперсонала – уволить 106 из 145 сотрудниц (медсестёр и санитарок). Либо, предложили им, – переводитесь на должности уборщиц. Большинство согласились – просто оттого, что деваться некуда. Бывший шахтёрский городок, работы нет, у всех семьи, жить на что-то надо. Но нашлись те, кто молчать не стали.

До суда дошли четыре младшие медсестры – и с помощью того же профсоюза добились восстановления: в ходе процесса удалось доказать грубое нарушение Трудового кодекса. Главный врач попыталась оспорить судебное решение в апелляционной инстанции, но не получилось.

Ну и не будем забывать произнесённые Татьяной Шаврак слова о том, что перинатальный центр в Коломне – единственный в Подмосковье, где не ликвидировали штат младшего медперсонала. Если это действительно так, то делом впору бы заняться прокуратуре, раз областной Минздрав в своих отписках не видит ничего в таких действиях противозаконного.

Что с того

Теперь возвращаемся к теме «диверсии». Ради чего Путин издавал в своё время эти майские указы? Правильно: для повышения и уровня оказания помощи, в данном случае пользователям медицинских услуг, и качества жизни самих медиков.

А что в итоге? Десятки тысяч оказавшихся без работы врачей, акушеров и фельдшеров, сотни тысяч медсестёр, лишённых нужной и важной профессии, достойной оплаты труда, льгот, возросшая неимоверно нагрузка на оставшихся. То есть – огромное количество недовольных не просто властью, а лично президентом, ведь именно на его указы, которые надо исполнять, кивают чиновники и руководители на местах, оправдывая свои поступки.

Плюс ещё одна деталь, о которой у нас говорить не любят: лазейка для трудоустройства мигрантов – как в случае с привлечением тех же клининговых компаний. Правда, здесь совсем непонятно, чего хотят добиться такими действиями государственные работодатели (заказчики по госконтрактам). Социального взрыва? Так недавно уже проходили что-то подобное – в Бужаниново, где пришлось экстренно расселять общежитие с мигрантами, чтобы спасти их от народного гнева.

Или это своеобразное формирование «изнутри» государственной политики в отношении мигрантов, когда центр говорит одно, а исполнители переиначивают по-своему? Опасные игры. Русский человек терпелив, он умеет ждать, тешить себя надеждами, верить «большим людям», но если поймёт, что его надули, обвели вокруг пальца, оставили в дураках, лишили чего-то важного, то гнев его, как известно из истории, бывает неудержим.

Источник

Похожие статьи

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»
Каталог webplus.info
Каталог бизнес сайтов manyweb.ru - обмен линками
Закрыть
Закрыть